Храм святого пророка Божьего Илии

в честь властителя грома и молнии

Ильинская церковь находится в Започаинье (это название района за рекой Почайна, убранной в подземный коллектор еще в XIX веке) и дает название одной из исторических улиц города - Ильинской.

Первый деревянный храм в 1506 году, по преданию, был построен в память избавления Нижнего Новгорода от нашествия татар и ногайцев (1505 год) на месте, где стоял шатёр ногайского мурзы, убитого точным выстрелом пленного пушкаря Феди Литвича. Впервые столкнувшись с грозным оружием войско Махмет-Эмина в панике бежало - см. легенду в конце статьи.

Церковь освятили в честь пророка Илии как властителя грома и молнии.

20140510 133512
20150328 172801
20140323 151142
Этот кадр сделан с Кремлевского бульвара. Здесь можно воспользоваться установленной на смотровой площадке подзорной трубой.На дальнем плане находится Канавинский мост, а за ним видна крыша здания Нижегородской Ярмарки.

В 1655 году церковь перестроена в камне, а в 1874 году реконструирована. С тех пор она не сильно изменилась. Богослужения, прекращенные в 1932 году, были возобновлены 1995-м. В советское время в храме была пекарня. Приведенное в аварийное состояние здание было восстановлено к 2004 году.

На фотографии внизу, сделанной с прогулочной дорожки набережной Федоровского, начинающейся от Ильинской церкви, видны четыре башни Нижегородского кремля и три церкви. Группа девушек оказалась на месте съемки случайно. Мне понравилось, как они идут вровень с куполами храмов на фоне колокольни Ильинской церкви.

20140510 134344
Справа налево: Часовая (та, что высокая) и Северная (Ильинская) башни Нижегородского кремля, перед башней на Кремлевском бульваре - смотровая площадка, Ильинская церковь, часовня-звонница с набатным колоколом, на дальнем плане - канатная дорога Нижний Новгород - Бор, левее - купол Казанской церкви и ее колокольни, Ивановская и Белая башни кремля, купола храма Рождества Ионна Предтечи и его колокольня, вдали за Волгой - город Бор.
20150314 181016
20150522 175315 2

Упомянутая в начале статьи легенда о спасении Нижнего Новгорода, записанная Николаем Ивановичем Храмцовским в "Кратком очерке истории и описание Ниж­него Новгорода":

"В 1505 году Махмет - Аминь, данник Иоанна (Иоанна III - прим.) - вздумал попытаться возвратить себе и царству своему полную независимость и начал с того, что 24 июня ограбил и перерезал русских купцов, бывших в Казани на ярмарке, и потом двинулся на Нижний. Иоанн, узнав о измене царя казанского, послал против него сто тысяч ратников; но воеводы, предводительствовавшие ими, не рассудили идти далее Мурома.

Между тем, Махмет-Аминь, опустошив области нижегородские, явился под Нижним Новгородом 4 сентября с 40 000 татар и 20 000 ногайцев, приведенных к нему на помощь шурином его, мирзой ногайским (нагайцы были кочевниками, отделившимися от Золотой орды в самостоятельное государство - прим.).

В то время воеводой в Нижнем Новгороде был прославившийся впоследствии Хабар Симский, молодой и отважный, готовый встретить опасности всякого рода лицом к лицу, с тем вместе военачальник благоразумный, вполне знавший военную науку своего времени; но у него не было средств отразить полчища Махмет-Аминя.

Имея пушки и порох, которые с пользой можно было употребить против осаждающих, Хабар Симский не имел людей, умевших действовать ими; русские тогда еще не знали, как надо управляться с артиллерией. Ратников у него было мало; горожане, «страшливые люди», как говорит летописец, доказали на неудачных вылазках против татар свою неспособность кратному делу; о войске же, посланном Иоанном, не было слуху, и Хабар Симский терял уже надежду спасти Нижний. Сентября 7 Махмет-Аминь предположил сделать решительное нападение на Нижний, и в это-то время кому-то из русских пришло на мысль, что в городских темницах сидят «огненные стрельцы литовские, глаголемые жолныряне" (жолныряне были наемниками – прим.).

В пять лет плена и заключения в тюрьме много уже погибло литовцев; в 1505 году их было уже только около 300 человек, в том числе двенадцать воевод. Симский приказал выпустить их из душных ям, где заживо они были погребены, и обещал им свободу, если они помогут ему спасти Нижний.

Измученные всеми страданиями тяжкого плена и еще тягчайшего заключения, литовцы согласились за цену свободы защитить врагов своих и немедленно принялись за дело: они втащили на стены Тверской цитадели пушки — пушки эти были им родные, литовские, также отбитые русскими при Ведроше, — и навели их на стан неприятельский (Тверскую цитадель составляли Кладовая и Ивановская башни - прим.).

В это самое время Махмет-Аминь и шурин его, стоя со своим войском за речкой Почайной, на противоположной Тверской цитадели возвышенности, окончательно распоряжались приступом и старались вдохнуть в своих ратников мужество, обещая им богатую добычу в городе... Еще час, два — и Нижний испытал бы то же, что испытал в 1377, 1399, 1408 и 1445 годах.

Но раздался первый пушечный выстрел, направленный искусной рукой Феди Литвича на стан Махмет-Аминя, и мирза ногайский, пораженный ядром в самую грудь, упал мертвый. Ужас объял осаждающих, особенно ногайцев: они, по слову летописца, «возмутились аки птичьи стада», не хотели биться с русскими; казанцы восстали на них, и между ними закипела резня, а Федя Литвич и его товарищи выстрел за выстрелом метали в толпы беснующихся татар и ногаев и поражали их.

Растерялся Махмет-Аминь и вместо приказа о штурме Нижнего вынужден был распорядиться отступить от города.

Опасность миновала: народ был избавлен от ме­ча и плена, а город — от огня и разорения.

Хабар Симский со свойственным ему великоду­шием и щедростью выполнил свое обещание и не только вернул литовцам свободу, но богато одарил их. Некоторые из них ушли к себе на родину, а другие добровольно остались в Нижнем Новго­роде навсегда. Они поселились тогда на берегу Волги."

Copyright © 2015 Maxim Bondarenko